Разъяснения ФАС России как рассчитать и взыскать убытки, причиненные антимонопольными нарушениями
27 февраля 2018, 00:00
Тип документа:
Доклады

Президиум Федеральной антимонопольной службы дал территориальным антимонопольным органам разъяснения относительно того, как определять размер убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства (разъяснения Президиума ФАС России от 16.10.2017 № 11).

Практическая ценность данных Разъяснений заключается в следующем:

  • помочь антимонопольным органам сформировать позицию, если соответствующее дело будет рассматриваться в суде;
  • использовать их при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства на предмет недопущения, ограничения или устранения конкуренции, установления ущемления интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей при злоупотреблении доминирующим положением;
  • использовать как рекомендации для территориальных органов ФАС России при определении размера ущерба, причиненного антимонопольными нарушениями, как отягчающего обстоятельства при привлечении к административной ответственности;
  • использовать как рекомендации для пострадавших лиц и самих нарушителей при определении размера убытков, причиненных антимонопольными нарушениями.

По сути, разъяснения обобщают существующие в российской и зарубежной практике методики определения убытков и носят информационно-рекомендательный характер.

 

Статья 15 ГК РФ и ч. 3 ст. 37 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) позволяют пострадавшему от антимонопольного нарушения лицу взыскать как реальный ущерб, так и имущественную выгоду. В качестве примеров реального ущерба ФАС России приводит уплату пострадавшим лицом необоснованно завышенной цены (необоснованное изъятие товара из обращения и др.) и несение пострадавшим лицом необоснованных расходов в связи с навязыванием нарушителем невыгодных условий договора или отказом от заключения договора и др. Что касается определения упущенной выгоды, то здесь разъяснения говорят, во-первых, о неполученном доходе, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушили, если бы такого нарушения не было. Во-вторых, под упущенной выгодой понимается неполученный доход, определяемый с учетом разумных затрат, которые лицо должно было понести для его извлечения (производственные, транспортные и иные расходы).

 

Иски о возмещении убытков, причиненных совершением  антиконкурентных действий (бездействий), заключением нарушающего законодательство о защите конкуренции   соглашения или участием в нем, принятием антиконкурентного  акта органа власти, может предъявить любое лицо, которое полагает, что ему в результате соответствующих действий (бездействия), соглашения, актов были причинены убытки.  

Так, косвенные покупатели продукции (товаров, работ, услуг) нарушителя также вправе требовать от него возмещения убытков. При этом "задвоения" взыскиваемых сумм не происходит: в части возросших издержек и первичный, и вторичный покупатели могут требовать возмещения убытков лишь применительно к издержкам, которые легли на них и не были перенесены ими далее, на собственных контрагентов.

 

Предмет доказывания по искам о взыскании убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, с учетом требований ст. 15 ГК РФ, а также с учетом специфики таких дел включает для истца следующие факты:

  • совершение конкретным лицом (лицами) противоречащего антимонопольному законодательству действия, бездействия, соглашения, акта;
  • наличие у истца убытков и их размер;
  • причинно-следственную связь между противоправным поведением и убытками истца.

При этом недоказанность одного из этих фактов ведет к невозможности взыскания убытков. Подобная позиция была высказана во многих судебных актах.
 

На практике принято выделять два вида частных исков о взыскании убытков за нарушения антимонопольного законодательства:

  • иски, основанные на решении административного органа в сфере защиты конкуренции;
  • иски, по которым истец самостоятельно обосновывает и доказывает нарушение антимонопольного законодательства.

Действующее законодательство не указывает на наличие решения антимонопольного органа как на необходимое условие для подачи иска о взыскании убытков. Возможность лица обратиться в суд с требованием о взыскании убытков в отсутствие решения антимонопольного органа, подтверждающего факт нарушения антимонопольного законодательства, в большинстве случаев признается судебной практикой, но количество таких исков крайне мало. Это связано с тем, что в таких делах истец должен доказать и нарушение ответчиком законодательства о защите конкуренции, и причинение ему таким нарушением убытков. Как правило, у истцов не хватает возможностей и ресурсов для надлежащего доказывания сложных составов антимонопольных правонарушений и установления всех их элементов.

Анализ правоприменительной практики показывает, что практически во всех случаях иски о взыскании убытков (а также неосновательного обогащения) инициируются после того, как антимонопольный орган вынес решение о нарушении антимонопольного законодательства. Хотя наличие такого решения не является обязательным для удовлетворения иска об убытках, оно избавляет истца от необходимости доказывать, что нарушитель совершил противоречащие законодательству о защите конкуренции действия.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков антимонопольный орган может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно  предмета спора по ходатайству стороны процесса или по инициативе суда.

При привлечении судом в качестве третьего лица представители антимонопольного органа предоставляют в материалы судебного дела письменную позицию  и копию решения о нарушении антимонопольного законодательства.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков в отсутствии установленного решением органа факта нарушения антимонопольного  законодательства, представитель антимонопольного органа предоставляет письменную позицию о наличии или отсутствии признаков нарушения антимонопольного  законодательства в рамках предмета заявленных исковых требований. При этом в случае наличия признаков нарушения, рассматривается вопрос о возбуждении  дела   о нарушении антимонопольного законодательства.

 

Пожалуй, самый сложный элемент доказывания в делах о взыскании убытков — наличие причинно-следственной связи. В разъяснениях отмечается, что согласно сложившейся судебной практике прямая причинно-следственная связь существует тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. Соответственно, истцу необходимо доказать причинно-следственную связь между противоправным поведением ответчика и заявленными убытками.

Кроме ключевых выводов правоприменительной практики, в разъяснениях описываются концептуальные подходы к расчету убытков. В частности, ФАС России рассмотрела экономические принципы, используемые при расчете убытков, контрфактуальный анализ (как могли бы выглядеть рынок, конкурентная среда или финансовое положение хозяйствующего субъекта, если бы нарушения не было?), а также описала концептуальные подходы, составляющие базис для расчетов убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, и привела модельные примеры их расчета.

 

Разъяснения включают в себя, в числе прочего:

анализ правоприменительной практики;

перечень нарушений антимонопольного законодательства, дающих предпосылку для расчета убытков и иных финансовых потерь, подлежащих покрытию в порядке реституции;

общие экономические принципы, используемые при расчете убытков, контрфактуальный анализ (сравнительный экономический анализ, экономическое и финансовое моделирование);

описание концептуальных подходов, составляющих базис для расчетов убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства;

модельные примеры расчета убытков.

 

Разъяснения носят информационно-рекомендательный характер, ни один из приведенных методов расчета убытков не имеет заведомо приоритетного статуса, приоритетность методики диктуется обстоятельствами конкретного дела, количеством и характером располагаемых данных.

 

 

Наверх